Из кинокомикса в драму

Культура никогда не стоит на месте, и кино в том числе. В последнее время оно сильно изменилось: потихоньку стираются грани между различными жанрами, а режиссёры прибегают к новым необычным ходам и приёмам. Из недавно вышедших картин ярким примером может послужить фильм «Джокер», снятый Тоддом Филлипсом. Тут можно увидеть и особенную режиссуру сцен, и интересные операторские приёмы, и, собственно, изменение понимания жанра кинокомикса.

Не секрет, что в любой комиксной истории очень важна визуальная составляющая, и в этом фильме она безупречна. Каждый кадр прекрасно передает настроение мрачной, утопающей в безысходности действительности.

Вводная сцена в гримёрке показывает нам Артура Флека (Хоакин Феникс), наносящего клоунский грим. И тут стоит обратить внимание на то, как оператор показывает главного героя. Сначала он снимает его из-за спины, в профиль, через зеркало, но его лицо полностью зрителю удается увидеть только в конце сцены. Этим приемом профессионал как бы отстраняет будущего убийцу от людей, за ним наблюдающих, и от мира в целом. Также отстранённо Флек показан в начале следующей сцены, представляющей собой дальний план с видами Готэма и пляшущим в правом нижнем углу Артуром.

Стоит сделать особый смысловой акцент на эпизод первого убийства. Здесь нужно детально рассмотреть то, как Хоакин Феникс бежит после содеянного его героем, и на то, как начинает появляться сама сущность Джокера. Очевидно, что эта самая сущность появляется именно во время танца в туалетной комнате, где Артур буквально празднует свою победу над угнетавшим его миром.

Вообще, нельзя считать образ Джокера и образ Флека одним и тем же. Они самодостаточны и различны. Артур застенчив и зажат, что вызвано тяжёлым прошлым героя, в то время как Джокер является его полным антиподом: он эксцентричен, энергичен и полностью раскован. Последний без остатка поглощает первого, когда наш главный герой идёт на шоу Мюррея. В финале фильма остаётся только одна личность, и эта личность – Джокер.

То, что мы увидели – это совершенно новый уровень, это Джокер, отличный от всех тех, за кем мы могли наблюдать на экране ранее. Он совершенно точно не безумен, каким казался нам в исполнении Хита Леджера и в его игре нет карикатуры, которая преследовала, например, игру Джека Николсона. Этот Джокер рефлексирующий, он очень несчастный, грустный клоун. Его образ – это архетип шута, который сквозь смех затрагивает вполне серьезные моменты. Тема, поднятая в фильме намного шире тех, что сейчас активно обсуждают в СМИ и блогосфере – расизм, феминизм, абьюз, воспитания детей и их гендерное определение, бодипозитив и многое другое. Джокер – это драма всего общества вне его категорий.

Думаю, в воздухе повис справедливый вопрос: «А чем же этот фильм отличается от других кинокомиксов, где все-таки показывают предысторию героев, наподобие первого “Человека-Паука”?» А отличается «Джокер», в первую очередь, подходом к персонажу. Когда в большинстве случаев кинокомикс даёт общую вводную, картина Тодда Филлипса ведет нас через этапные изменения личности Артура. Она знакомит нас с бэкграундом становления Джокера: как Артура унижали, как закрывались органы соцзащиты, как развивалось психическое расстройство несчастного клоуна. Излишний психологизм – настоящий маркер качества этой картины.

Тодду Филлипсу действительно удалось снять тяжёлую драму, которая заставляет поверить в истинность происходящего. Наверное, это один из наиболее выдающихся фильмов 2019 года, который задал серьезную планку для режиссёров кинокомиксов, показав, что в такие фильмы необязательно вкладывать много экшена и спецэффектов. Пробуждение интереса зрителя к глубокому изучению личности главного героя – очень выигрышный ход.

Статью подготовил Борисов Дмитрий Юрьевич и Борисова Лариса Николаевна