Необходимая оборона в России

 

Ленинским районным судом города Кострома начато рассмотрено уголовного дела, вызвавшего общественный резонанс.

      С чего все началось?

История жителя Костромы Квасникова Константина началась в воскресенье 02 августа 2020 года, когда он приехал к дому своей знакомой и, припарковав свой автомобиль во дворе, вышел из него. Место его парковки не понравилось компании выходцев из  Республики Молдовы, отмечавшей в этом же доме горячительными напитками праздник. Один из выпивших мужчин (по имени Демьян) начал выяснять у Константина, хорошо ли тот поставил автомобиль и не хочет ли его убрать (мотивируя  тем, что ему от подъезда не видно детей на расположенной за машиной детской площадке). Константин предложил тому  подойти  к площадке поближе. Интересно то, что весь этот первоначальный диалог развивался совершенно мирно, а вот что произошло дальше, не знает точно никто, кроме этих двоих. Со слов Константина,  убирать машину он отказался, на что Демьян заявил, что в этом случае он ее взорвет. Со слов Демьяна,   ничего подобного он не говорил, а  хозяин машины неожиданно  и беспричинно набросился на него с кулаками. Так или иначе, произошла драка «один на один» у третьего подъезда, в которой  оба нанесли друг другу по нескольку ударов руками и ногами, да Демьян уронил Константина в кусты. Поднявшись с земли, Константин направился к первому подъезду  своей знакомой, но уже возле второго его  вновь нагнала компания с участием  Демьяна и его же нетрезвых родственников. Со слов последних их было 4 человека, и никакой агрессии к Константину они  вообще не  проявляли. Со слов Константина, тех было не меньше пяти, и у одного из них он только успел заметить нож, как вся компания дружно начала его избивать. Вначале как мог отбивался от них руками, пока в драке ему не натянули на лицо футболку, полностью лишив обзора. В тот же момент почувствовал жгучую боль от удара в спину и первое, что подумал – ударили  в спину ножом, который видел до этого. Справедливости ради скажем, что позже эксперты и впрямь зафиксировали на спине у Константина  повреждение свыше 12 см в длину, сделав вывод, что в указанной драке оно вполне могло быть причинено ударами нападавших. Понимая, что силы явно неравны и дальше кулаками не справиться, Константин вспомнил, что в кармане лежит  неисправный складной нож (из-за поломки  жестко не фиксировалось лезвие). Сработал инстинкт самосохранения и с учетом численного превосходства «оппонентов»  достал нож и стал им размахивать вправо-влево, не давая приближаться к себе. С его слов, в тот момент думал только о том, чтобы не  наносить колющих ударов и минимизировать возможный ущерб, а кому и что нанес  реально из за закрытого лица не видел вообще. Воспользовался первым же замешательством нападавших и сразу же убежал от них в квартиру своей знакомой, откуда вызвал по телефону полицию, а той сразу же выдал свой нож. А вот дальше произошел…

… неожиданный поворот событий.

Как оказалось,  в результате конфликта четырем мужчинам из компании Демьяна были причинены многочисленные резаные раны и все они оценены экспертами как легкий вред здоровью. При этом на ноже Константина, а также на земле в месте драки со всей компанией обнаружена кровь только одного из четверых (назовем его потерпевшим Б.). Крови троих других  по непонятным причинам ни там, ни там не обнаружено. Правда,  непонятны эти причины лишь в том случае, если  изначально отбросить версию Константина о том, что у нападавших был второй нож, и в сумерках  владелец того ножа по ошибке мог  задеть им своих же земляков. Этот же вывод напрашивался и исходя из заключений  судмедэкспертов, согласно которым все повреждения троим из нападавших возможно причинены одним (или несколькими) ножами. Поскольку, по зажившим на теле ранам большего не определишь, Константин заявил ходатайство об исследовании одежды потерпевших ( т.е. повреждена она его ножом или другим).  Одежда тут же бесследно исчезла, а вместе с ней тут же  растворились и поводы для  нового исследования. Говорят, что за нерадивость с одеждой наказали кого-то из  полицейских, но Константину от этого легче не стало, поскольку с этого момента все обвинения в конфликте и в нанесении повреждений  посыпались на него как из рога изобилия.

Прежде всего, следственным отделом №1 УВД по г.Костроме на Константина было возбуждено в общей сложности 4 уголовных дела (по числу травмированных), вначале все по статье 115 УК РФ — «Умышленное причинение легкого вреда здоровью».  Позже все четыре снова соединили в одно, ныне поступившее в суд.

Согласно статьи 73 УПК РФ,  при расследовании  дел, где фигурируют доводы о необходимой обороне, эти доводы подлежат проверке в рамках этого же самого дела путем сбора соответствующих доказательств. Это называется выяснением обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния (и это правильно, поскольку необходимая оборона и является таким обстоятельством , а право на нее щедро даровано российским законом каждому гражданину, независимо от наличия у него возможности убежать или дать нападающему возможность себя беспрепятственно прикончить.  Но это по закону, а на практике, независимо от  разъяснений высших судебных инстанций, дела складываются примерно так: неважно, что там было, а отвечать будет тот, кому меньше других досталось. И этот не правовой, зато крайне простой и обывательский принцип укоренился в судопроизводстве куда лучше сложных  правовых  разъяснений.

Поэтому и в случае с Константином церемониться не стали и все его доводы о нападении на него компании пьяных мужчин, вместе с доводами о причинении ему же телесных повреждений, а также с доводами о том, что в ходе конфликта вся эта же компания похитила у него выпавшее портмоне с деньгами и документами (подброшенное, правда, через пару дней), а также угрожала убийством его же знакомой, вышедшей на поиски этого портмоне сразу после драки… все эти доводы орган полиции взял и выделил из дела вообще… якобы для проверки…с этих пор никакими сведениями о том, кто и как проверил эти сведения ни Константин, ни его защитник более не располагают вообще…

Примерно через год расследование закончили, а дело впервые передали Квасникову и его защитнику для ознакомления в конце лета 2021 года. Те написали ходатайство, в котором отразили большинство вопиющих нарушений следствия… да к тому же, уличили в причастности к этим нарушениям надзирающего прокурора, заявив ему отвод…

Реакция со стороны следствия и прокурора была моментальной –  если до этого в течение года весь конфликт обосновывался личными неприязненными отношениями на почве неожиданно возникшей ссоры, то  после – Константину при тех же самых доказательствах вменили более тяжких хулиганский мотив, переписав обвинение и указав в нем, что он грубо нарушил общественный порядок, заехал на машине прямо на детскую площадку, противопоставил себя обществу… а группа выпивающих потерпевших, вроде как этот же порядок в тот вечер защищала…

Одно из четырех обвинений по статьей 115 УК РФ тут же переквалифицировали на часть 2 тяжкой 111 статьи того же кодекса (до десяти лет лишения свободы). И это при том, что все повреждения остались теми же, зато один из четверых потерпевших заявил, что оставшийся шрам под левым ухом его ужасно обезображивает и доставляет массу проблем в жизни (т.е. является не легким, а тяжким телесным повреждением). И это при том, что по заключению экспертов шрам не затронул мимику, а со временем станет еще менее заметным и истончится. Особое удивление защиты вызвало то, что прокурор инициировал расследование по тяжкому повреждению примерно за месяц до того, как потерпевший об этом вообще завил о нем…

Своеобразной вишенкой на торте стало то, что после заявлений о всех этих нарушениях Константин, который до этого находился под подпиской о невыезде, спустя год после конфликта был арестован костромским областным судом и в настоящее время находится в следственном изоляторе… и это при том, что первоначально рассмотревший тот же вопрос районный суд никаких оснований для этого вообще не нашел…

Так, что в этом деле одни вопросы… которые в подавляющем большинстве случаев  вызывают откровенное недоумение, но никак не ответы…

        Нам удалось пообщаться со стороной защиты Квасникова и в ходе этого общения его защитник Юрий Николаевич З. пояснил, что основная проблема этого дела в том, что ему и Константину просто не дают защищаться. Действия следствия беспрецедентны, за более чем четверть века адвокатской практики я не видел дела с таким количеством нарушений права на защиту.  Подавляющее большинство ходатайств защиты просто проигнорировано. Обвинение следователем выдумано  из головы и вообще не имеет  никакой связи с большинством доказательств. Точно также в ходе следствия тремя следователями и их начальником были выдуманы три вымышленных адреса, куда, якобы, отправлялись их ответы в мой адрес. Три адреса, ни один из которых вообще не имеет никакого отношения ни ко мне, ни к адвокатскому образованию! По ним отправлялась вся почта 4  последних месяца в мой адрес при наличии в деле моего ордера с реальным адресом. Понимаете, люди не способны написать правильный адрес из дела!!! А все пытаются делать вид, что они способны правильно  квалифицировать обвинение, оценивать доводы… да, не способны они на это, там сплошь такая же выдумка из головы… Самое интересное, что наши многочисленные жалобы по этому поводу ни разу не удовлетворены судом, суд или считает эти действия законными, или отказывается вообще наши жалобы принимать… Отвод, заявленный нами прокурору разрешен им же самим… о чем он написал нам, что не усмотрел оснований для собственного отвода…  Судья областного суда при аресте Квасникова вообще не понял предмета рассматриваемого вопроса и считал, что рассматривает вопрос об избрании меры пресечения в то время, как уже действовала подписка о невыезде и следователь просила не избрать, а изменить меру…Вы когда-нибудь такое видели? Тут речь идет не о нарушениях закона, а о том, что во время этого расследования закона рядом вообще не было…

Мой подзащитный – инвалид 3-ей группы по причине черепно-мозговых травм, а следствие считает, что в конфликте против не менее 4-х мужчин это не имеет значения… Мы представили следствию видеозапись конфликта, на которой наиболее агрессивный участник компании потерпевших кричит, что взорвет машину,  требует дать ему кинжал, чтобы разобраться с подругой Квасникова, вышедшей в тот момент на поиски его вещей… никакой оценки это не дается, следователь и прокурор считают, что это нормальные действия защитников правопорядка и детской площадки… а зачем же тогда 2 августа на место происшествия взрывотехники выезжали с собакой, машину Константина обследовали?  Дело о необходимой обороне, а все доводы об этой обороне из него выделены и не проверяются вообще! Я такого вообще никогда не видел….

В общем, приглашаем прессу присоединиться к наблюдению за этим делом, поскольку с подобными нарушениями можно бороться только путем их публичного освещения… банальное дело  заволокичено и расследовалось 14 месяцев только по одной причине, что главной целью стало доказать вымышленные факты, а также не дать защищаться обвиняемому путем отказа ему во всех его доводах… он заявляет, что сам вызвал полицию, так даже в проверке этого отказали… мне больше всего понравилось как сама следователь мотивировала последнее продление срока следствия, написав, что  длительный срок связан с тем, что возникла проблема с доказательствами виновности Квасникова! Понимаете? Так она и не могла не возникнуть, если доказываешь то, чего изначально не было, если неустранимые сомнение толкуешь не в пользу обвиняемого, как требует Конституция РФ, а наоборот, против него! Вот из этих подходов рождаются подобные дела…

Редакция продолжит следить за ходом рассмотрения дела.

Автор: Андрей Немцов

при участии специалиста Федерального центра юридической поддержки —

правозащитника: Виктора Ульянова